?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С детства для многих пустыня Сахара – это бесконечные песчаные барханы и дюны, тянущиеся до самого горизонта. Вряд ли кто-то может себе представить, что на самом деле величайшая пустыня в мире почти на 90 процентов состоит из каменистых равнин с редкими кустами-акациями, старинных рассыпающихся гор, долин пересохших тысячелетия назад рек. Песок, так завораживающий внимание путешественника, - лишь малая частичка Сахара, правда, очень популярная среди кинорежиссеров, рекламщиков и прочих создателей мыслеобразов.

Сахара

Среди развалов почерневших под  солнцем камней (здесь это прямо так и называется – «загар Сахары»), встречаются оазисы. Там, где грунтовые воды подходят близко к поверхности, появляются озера, а вокруг них цветут зеленые сады. Люди издревле примечали такие места, селились рядом с ними, возделывали поля, использую воду для полива почвы. Райские кущи были лакомым кусочком для кочевых племен, которые с завидной регулярностью нападали на земледельцев. Последние использую воду, глину и сахарный тростник, научились строить крепости- касбы. Почти в каждом оазисе и по сей день можно увидеть развалины таких древних фортификационных сооружений.

Развалины касбы

Там где нет оазисов, люди рыли колодцы, порой уходящие на десятки метров вглубь. Без них передвижение по пустыни было бы невозможным. Испокон веков караваны, везшие товары (в том числе и черных невольников) из тропической Африки к Средиземному морю и обратно, шли от колодца к колодцу. Расстояние между источниками воды редко превышало 1-2-дневный переход.

Этим пользовалось аборигенное население Сахары, племена туарегов. Они взымали дань с проходящих караванов. А тех, кто платить отказывался, грабили. Ведь, несмотря на огромные просторы пустыни, уйти в сторону от «колодезного» тракта невозможно. Верблюды и люди шли там, где была и есть вода. А здесь их и поджидали люди в синем, туареги («туарег»  с берберского – «человек пути»). В наши дни многие из них переключились на туризм и торговлю, но в некоторых уголках Сахары древнее ремесло еще не сошло с исторической арены.

Туарег

Для того, чтобы увидеть весь этот мир, мы и отправляемся в Сахару. За несколько дней привычный к европейской жизни городской человек погружается в средневековую эпоху. Верблюды, ночевки в шерстяных шатрах или под открытым звездным небом, переходы от колодца к колодцу, мысли только об основных жизненных потребностях – утолить жажду, найти тень, чтобы спрятаться от палящего солнца, пройти еще несколько километров, чтобы разбить лагерь и уже под звездами утолить голод. Путь через пустыню – это путь в глубину истории, где человек сам отвечал за свою судьбу, за свое будущее, за свой путь.

Наша экспедиция началась в древнем городе Фесе, известном своим историческим центром – самой большой в мире пешеходной мединой. По узким кривым улочкам, окруженным нависающими друг на друга глиняными домами и мечетями, снуют толпы людей, работают тысячи лавок, продаются всевозможные восточные товары. Отсюда через горы Атлас, чьи вершины еще покрыты снегом, мы перебрались в западную оконечность Сахары.

Мерзуга – деревушка из глинобитных домов, расположилась на краю, пожалуй, самых знаменитых песчаных дюн в мире, пескам Эрг Шерби. Это поселение только-только начинает подвергаться наплыву толп западных туристов, которые уже «испортили» соседние городки. Здесь еще можно застать жизнь такой, какой она были 50-100 лет назад. Но дыхание «цивилизации» неумолимо. 5-6 лет, и современные отели, казино и рестораны появятся и здесь.

Детишки в Мерзуге

Заседлав верблюдов, приобретя запасы воды на первый день и облачившись в походное снаряжение, мы вышли в пески. Первую ночь нам предстояло провести именно в редких для Сахары песчаных дюнах. Небольшой лагерь из кочевых шатров у подножия гор песка высотой в сотни метров, а рядом колодец, где вода стоит на глубине всего в полметра. Тут же пальмы и небольшой огород. А для нас возможность проверить, насколько правильно подогнано снаряжение, удобна ли обувь, да еще шанс понять, что езда на верблюдах отнимает больше сил, чем ходьба пешком.

Тренеровачный заезд

Следующий день, на улице уже 30 градусов и нам предстоит пройти около 20 километров. Покидаем дюны. Начинается каменистая равнина. Проходим мимо заброшенной деревни, идем по руслу пересохшей реки. К обеду добираемся до разрушенного поселения времен французского колониального правления. Рядом колодец, из которого мы набираем воду для приготовления ужина и для утоления жажды на два будущих дня. Вокруг разброшены глиняные черепки амфор, кувшинов, других сосудов. Люди приходили сюда тысячелетиями. Мы не первые и не последние.

Каменные каньоны и черные долины ждали нас на следующий день. Местами попадали шахты, где местные рудокопы работают киркой и лопатой при свете масляных лампад. В центре огромной равнины расположилась круглая столовая гора. Называется она так из-за плоской вершины, напоминающей столешницу. Она гораздо древнее окружающего ее ландшафта. Под действием времени ее вершина из мягких пород разрушилась, превратившись в плоское плато. У ее основание мы растянули наши шатры и занялись приготовлением ужина из тушеных овощей и оливок. Верблюды отправились на поиски сочной травы, растущей в это время года по руслам пересохших рек.

Лагерь у столовой горы

К концу следующего дня, за который при жаре в 36 градусов мы прошли почти 30 километров, нашим глазам предстал еще один колодец. Рядом с ним на каменном утесе раскинулись руины древней крепости. Ее стены рассыпаются, многие строения разрушены. Но здесь нет ни одного туриста, ни одного человека. Несмотря на усталость, лишь вылив на себя пару ведер живительной влаги из колодца, многие из нас отправились на осмотр древних развалин. А ведь еще несколько лет, и массовый туризм доберется и сюда.

На развалинах древнего поселения

Пройдя через широкую реку песка, в которой еще 30 лет назад текла вода, мы вошли в огромную долину, некогда бывшую озером, а ныне покрытую каменными развалами. Обычно, это самый сложный участок пути. Более 20 километров по каменным ухабам на жаре под 40 градусов. Но на сей раз нам повезло. Почти весь день дул освежающий ветер, так что почти никто из участников и не заметил, что преодолел один из тяжелейших участников старинного караванного маршрута. На ночевку расположились в поселении скотоводов-берберов. Глиняные домики мазанки, дети, женщины со спрятанными лицами. На улице началась песчаная буря, укрыться от которой нам повезло в одном из саманных домиков. Вареная козлятина с кус-кусом подоспела уже за полночь. Хоть многие уже спали, но просыпаться ради такого угощения никто не отказался.

И снова день под жарким солнцем. Вокруг вновь песчаные дюны и каменные безжизненные скалы. Вновь колодец. Этому источнику жизни радуются все. Вода – это самое ценное, что есть в человеческой жизни. Без нее на такой жаре не прожить и более суток. Утолив жажду все укладываются в тени акации и почти сразу засыпают. Так проходит трех-часовой привал. К шести вечера, когда жара спадает, можно вновь отправляться в путь. До заката еще предстоит пройти около 10 километров.

Привал в тени акации

Мы приближаемся к цивилизации. Попадаются берберские деревушки. В них уже есть дороги и электричество, присутствует лавки с немногочисленным, но вкусным товаром. Скупается газировка и шоколадки, бутилированная вода. Иностранцами в синих тюрбанах интересуются десятки местных ребятишек. На купленные им в подарок сладости и воду они набрасываются толпой, устраивают кучу-малу, борются за кусочек своего сладкого счастья. Правда в соседней деревушке, где и лавок то всего одна, да и детей гораздо меньше, все более спокойно. Вниманием дети не избалованы, поэтому за угощениями подходят робко, с опаской, и даже выражают благодарность.

Налаживание местных связей

Еще несколько лет назад по одному из участников нашего маршрута проходило ралли «Париж-Дакар». Ныне гонка переехала в Южную Америку, но в память о ней остались придорожные кафе. В одно из них, выстроенное из сахарного тростника, площадью 2 на 4 метра , мы и заглянули на обед. Еду пришлось готовить свою, а вот холодная газировка была в изобилии. И это при том, что электричества здесь нет, а температура вокруг приближается к 40 градусам! Здесь же мы скупили десятки окаменелых трилобитов, живших на нашей планете 500 миллионов лет назад. Обычно увидеть их можно только в музее, но в этой части Сахары местные жители их находят чуть ли не у себя под ногами и всегда рады получить за свою удачу хоть какое-то материальное вознаграждение.

И вновь каньоны, каменистые россыпи, русла древних высохших рек. Все уже привыкли к жаре и к многокилометровым маршам. И это не смотря на то, что многие из участников в обычной жизни больше пары километров в день вообще не проходили. На горизонте появилась линия огоньков. Встаем на последнюю ночевку. Впереди городок Загора. Оплот туристической цивилизации. Позади более 260 километров песков, долин, гор. Позади мир, в котором люди прожили тысячи лет. Впереди цивилизация, за последние 100-200 лет изменившая лицо нашей планеты до неузнаваемости.
Вновь переезды. Городок Уарзазат – последняя возможность насладиться спокойствием Сахары, да прикупить древности. Вновь горы Атлас, и Марракеш. Толпы народу, шум, тысячи туристов и пристающие к ним назойливые продавцы бесполезных сувениров. Это Марокко? А что же было до этого???

Караван уходит в даль

Мир меняется, меняемся и мы. Сколько у нас еще увидеть тот мир, который оставался неизменным сотни лет? Год, пять, десять лет? Еще чуть-чуть, и все будет одинаковым, везде будет кока-кола, джинсы, телевизоры. Путешествие – уникальная возможность вырваться из замкнутого круга «цивилизации». Только надо поторопиться, пока «цивилизация» не опередила нас.

Comments

Latest Month

June 2013
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars